Антисоветская литература (148)

covers Обложки
list Список
list Аннотация
148 книг
Показать по:
20
Процесс исключения (сборник)

Процесс исключения (сборник)

Процесс исключения (сборник)

Проза Лидии Чуковской – зеркало ее жизни. Зеркало эпохи, преломленной сквозь призму взгляда русского интеллигента. Дочь Корнея Ивановича Чуковского, она выросла в семье, где чтили традиции русской словесности с ее верой в человека и в его право на свободу. Лидия Корнеевна не боялась больших и сильных чувств. Она обладала очень редким даром – мужественного слова. Точность, безукоризненность слова – ее оружие в борьбе за справедливость. Писала она без перевода на язык другого поколения. Чувство гражданской и моральной сопричастности охватывает и сейчас от любой из ее страниц. Лидия Чуковская недаром всю жизнь занималась Герценом. В ее открытых письмах и статьях чувствуются его уроки. В них та же сродненность с Россией и русской культурой, тот же пламенный темперамент, та же четкость и бескомпромиссность гражданской позиции. Однако в каждой своей статье, в каждой книге для Лидии Чуковской главное – не обличение палачей и приспособленцев, а возрождение нравственности, критерии которой, к несчастью, нами во многом утеряны. Лидия Чуковская все еще далеко впереди, она дожидается нас в иной, человечной и умной России.

Генерал и его армия. Верный Руслан

Генерал и его армия. Верный Руслан

Генерал и его армия. Верный Руслан

Георгий Владимов, представитель поколения «шестидесятников», известен широкому читателю такими произведениями, как «Большая руда», «Три минута молчания», «Верный Руслан», многими публицистическими выступлениями. Роман «Генерал и его армия», его последнее крупное произведение, был задуман и начат на родине, а завершался в недобровольной эмиграции. Впервые опубликованный в журнале «Знамя», роман удостоен Букеровской премии 1995 года. Сказать о правде генеральской — так сформулировал свою задачу автор спустя полвека после великой Победы. Сказать то, о чем так мало говорилось в нашей военной прозе, посвященной правде солдатской и офицерской. Что стояло за каждой прославленной операцией, какие интересы и страсти руководили нашими военачальниками, какие интриги и закулисные игры препятствовали воплощению лучших замыслов и какой обильной кровью они оплачивались, в конечном итоге приведя к тому, что мы, по выражению главного героя, командарма Кобрисова, «За Россию заплатили Россией».

Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий

Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий

Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий

Иван Ильин — один из самых проницательных русских мыслителей. Он покинул Россию на «философском пароходе» в 1922 г., когда советским правительством из страны был изгнан весь цвет российской интеллигенции, а «возвратился» в 2005 г.: его прах был доставлен из Швейцарии в Москву и перезахоронен на кладбище Донского монастыря.

Мысли философа, искренние и пронзительно мудрые, деликатно наставляют читателя, учат его искусству жизни. Уроки Ивана Ильина — это ценные рецепты истинного проявления христианства. Свобода, любящее сердце и умение «вчувствоваться» — это и есть, по мнению писателя, главные составляющие человеческого счастья.

Настоящий сборник состоит из трех сочинений, объединенных общим внутренним замыслом: «Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий», «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний» и «Путь к очевидности».

The Devils' Alliance: Hitler's Pact with Stalin, 1939-1941

Мурхауз Роджер

The Devils' Alliance: Hitler's Pact with Stalin, 1939-1941

Мурхауз Роджер
The Devils' Alliance: Hitler's Pact with Stalin, 1939-1941

History remembers the Soviets and the Nazis as bitter enemies and ideological rivals, the two mammoth and opposing totalitarian regimes of World War II whose conflict would be the defining and deciding clash of the war. Yet for nearly a third of the conflict’s entire timespan, Hitler and Stalin stood side by side as allies. In , acclaimed historian Roger Moorhouse explores the causes and implications of the tenuous Nazi-Soviet pact, an unholy covenant whose creation and dissolution were crucial turning points in World War II. Indeed, this riveting chapter of World War II is the key to understanding why the conflict evolved—and ended—the way it did.

Nazism and Bolshevism made unlikely bedfellows, but the brutally efficient joint Nazi-Soviet invasion of Poland in 1939 illustrated the powerful incentives that existed for both sides to set aside their differences. Forged by vain and pompous German foreign minister Joachim von Ribbentrop and his Russian counterpart, the inscrutable and stubborn Vyacheslav Molotov, the Nazi-Soviet pact in August of 1939 briefly unified the two powers. Together, the Germans and Soviets quickly conquered and divvied up central and eastern Europe—Poland, the Baltic States, Finland, and Bessarabia—aiding one another through exchanges of information, blueprints, and prisoners. The human cost was staggering: in Poland alone, the Soviets deported 1.5 million people in 1940, 400,000 of whom would never return. Tens of thousands were also deported from the Baltic States, including almost all of the members of the Estonian parliament. Of the 100,000 civilians deported to Siberia from Bessarabia, barely a third survived.

Nazi and Soviet leaders hoped that a similar quid-pro-quo agreement would also characterize their economic relationship. The Soviet Union would export much-needed raw materials to Germany, while the Germans would provide weapons and technological innovations to their communist counterparts. In reality, however, economic negotiations were fraught from the start, not least because the Soviets, mindful that the Germans were in dire need of raw materials to offset a British blockade, made impossible demands of their ally. Although German-Soviet trade still grew impressively through 1940, it was not enough to convince Hitler that he could rely on the partnership with Moscow, which on the whole was increasingly turbulent and unpredictable.

Fortunately for the Allies, the pact—which seemed to negate any chances of an Allied victory in Europe—was short-lived. Delving into the motivations and forces at work, Moorhouse explores how the partnership soured, ultimately resulting in the surprise June 1941 German invasion of the Soviet Union. With the final dissolution of the pact, the Soviets sided with the Western democracies, a development that changed the course of the war—and which, upon Germany’s defeat, allowed the Soviets to solidify the inroads they had made into Eastern Europe during their ill-starred alliance. Reviled by contemporaries, the Nazi-Soviet Pact would have a similarly baleful afterlife. Though it was torn up by the Nazis and denied or excused as a strategic necessity by the Soviets, its effects and political ramifications proved remarkably persistent. The boundaries of modern eastern and central Europe adhere closely to the hasty divisions made by Ribbentrop and Molotov. Even more importantly, the pact laid the groundwork for Soviet control of Eastern Europe, a power grab that would define the post-war order.

Drawing on memoirs, diaries, and official records from newly opened Soviet archives, is the authoritative work on one of the seminal episodes of World War II. In his characteristically rich and detailed prose, Moorhouse paints a vivid picture of the pact’s origins and its enduring influence as a crucial turning point, in both the war and in modern history.

Свободная территория России

Богданов Александр Алим

Свободная территория России

Богданов Александр Алим
Свободная территория России

Во 2-ой части романа Непокорные его главные герои Маша и Сергей Кравцовы возвращаются в СССР и возобновляют борьбу с советским режимом. Действие происходит в последние годы жизни Сталина. Перейдя границу в Узбекистане, они прибывают в Москву и вливаются в сплоченную группу заговорщиков. Их цель — секретные документы, хранящиеся в сейфе Министерства Вооружения. Как в жизни часто случается, не все идет по плану; группа вынуждена скрыться от погони в мрачном промозглом лабиринте канализационных стоков Москвы, пронизывающих город из конца в конец. Передав захваченные в министерстве документы заграницу, наши герои проникают в известное всему человечеству здание Министерства Госбезопасности CCCP на площади Дзержинского. Они проводят в его стенах несколько дней. Неопознанные и неразгаданные, друзья разделяются. Часть из них возвращается за рубеж, другая часть рассеивается на обширных просторах Советского Союза, чтобы потом собраться на Колыме, с целью внедрения в один из исправительно-трудовых лагерей, расположенных к северу от Магадана. Там они поднимают восстание, в надежде, что оно перекинется на соседние лагеря и в дальнейшем охватит весь край. Так на короткое время возникает свободная территория России. Отказ от ответственности: события, описанные в этом романе, являются полной фикцией и никогда не случались. Любое сходство с совпадением является случайным.

Язык, который ненавидит [с иллюстрациями и текстовыми таблицами]

Язык, который ненавидит [с иллюстрациями и текстовыми таблицами]

Язык, который ненавидит [с иллюстрациями и текстовыми таблицами]

Драгоценная книга, единственная в своем жанре, выходящая на уровень прозы Варлама Шаламова. Чудовищность этих рассказов нормальна, мы привыкли) — но это большая литература. К фантастике она отношения не имеет, но есть в этой книге «Приложение первое» — «История отпадения Нидерландов от Испании» (написано в соавторстве с Л. Гумилевым на блатном языке, но от этого стало только лучше). Если есть на этом языке великая литература, то перед нами образец таковой. А поскольку подлинный сюжет совершенно мифологизирован («…На Альбу пахали епископы и князья, в ставке шестерили графьья и генералы, а кто махлевал, тот хагинался. Он самых высоких в кодле брал на оттяжку… — и т. д.). Так и вспоминаешь диалог Ваги Колеса с Доном Рэбой («С нами габузиться вам не сростно»). Словом, во что ценю эту книгу, то и ставлю. Все остальные книги того же автора она, мне кажется, перевесит. Даже вместе взятые. Малое издательство «Просвет» разработало и осуществляет издание серии книг под названием «Преступление и наказание в мировой практике». В серии выйдет не менее двадцати книг, рассказывающих об истории пенитенциарных систем всех времен и народов. Изучая их, читатель убедится, что все познается в сравнении.

Антисоветский роман

Мэтьюз Оуэн

Антисоветский роман

Мэтьюз Оуэн
Антисоветский роман

Известный британский журналист Оуэн Мэтьюз — наполовину русский, и именно о своих русских корнях он написал эту книгу, ставшую мировым бестселлером и переведенную на 22 языка. Мэтьюз учился в Оксфорде, а после работал репортером в горячих точках — от Югославии до Ирака. Значительная часть его карьеры связана с Россией: он много писал о Чечне, работал в , а ныне возглавляет московское бюро журнала

Рассказывая о драматичной судьбе трех поколений своей семьи, Мэтьюз делает особый акцент на необыкновенной истории любви его родителей. Их роман начался в 1963 году, когда отец Оуэна Мервин, приехавший из Оксфорда в Москву по студенческому обмену, влюбился в дочь расстрелянного в 37-м коммуниста, Людмилу. Советская система и всесильный КГБ разлучили влюбленных на целых шесть лет, но самоотверженный и неутомимый Мервин ценой огромных усилий и жертв добился триумфа — «антисоветская» любовь восторжествовала.

Не будь эта история документальной, она бы казалась чересчур фантастической.

Книга неожиданная, странная, написанная прозрачно и просто. В ней есть дыхание века. Есть маленькие человечки, которых перемалывает огромная страна. Перемалывает и не может перемолоть.

Без сомнения, это одна из самых убедительных и захватывающих книг о России XX века. Купите ее, жадно прочитайте и отдайте друзьям. Не важно, насколько знакомы они с этой темой. В любом случае они будут благодарны.

Эта великолепная книга — одновременно волнующая повесть о любви, увлекательное расследование и настоящий «шпионский» роман. Три поколения русских людей выходят из тени забвения. Три поколения, в жизни которых воплотилась история столетия.

Выдающаяся книга… Оуэн Мэтьюз пишет с необыкновенной живостью, но все же это техника не журналиста, а романиста — и при этом большого мастера.

* * *Леонид Парфенов, Николай Сванидзе,